СВЕЖИЙ НОМЕР

АРХИВ НОМЕРОВ

2021   2022   2023   2024

Невозможное — возможно

Случается, она остается неуловимой даже для маститых пейзажистов. А вот самодеятельному азовскому художнику Олегу Завгороднему она поддалась. Он мастерски передает ее живость, неистовость пенящегося прибоя и изменчивость облаков. Чаще это не реалистичные, а сюрреалистичные, фантазийные пейзажи, они в большой мере декоративны и несут в себе щедрый заряд релакса.
Благодаря своему таланту Олег быстро стал местной знаменитостью. О нем пишут в газетах, снимают сюжеты, его приглашают на выставки в качестве участника и зрителя, а местные рифмачи посвящают ему стихи. Сейчас в «Меценате» на выставке «АЗовАРТ» представлены несколько его картин.
До беседы с Олегом я считала, что живопись – его единственное сильное увлечение. Ничего подобного! Его интересы и амбиции оказались гораздо масштабней. Главное, считает он, сильно захотеть. И все обязательно получится! И у него, и у каждого из нас!
— Олег, в каком возрасте ты взялся за кисть?
— В детстве я учился в художественной школе. Но относился к этому несерьёзно. Триггером для серьезных занятий стало, с одной стороны, неверие в меня моего окружения – мне говорили, в мир искусства мне не пробиться, и слышать это было обидно – меня захлестывали амбиции, я поставил себе целью достичь результата, с другой — выставка Никаса Сафронова в 2015 году, художника яркого, успешного, чье имя у всех на слуху. Даже девиз придумал (часть фразы, сказанной когда-то Мохаммедом Али): невозможное – возможно! И стал учиться живописи по Ютубу. Встречался с маринистами, перенимал у них опыт. А до этого момента я даже не знал, как выглядят краски и холсты!
— Как ты думаешь, почему у тебя здорово получается писать воду и облака? Что тебя роднит с этими стихиями?
— Не знаю. Само собой так выходит. Как у поэтов. Почувствовал вдохновение – написал.
— Но почему вода стала главным героем твоих картин?
— Наверное, потому, что она выражает эмоцию, эмоциональное состояние. Порывы души. Внутри бурлит – и море передает это.
Однако сейчас мне больше нравится писать портреты известных людей. Потом дарить, знакомиться. Мне это приносит удовольствие, удовлетворение.
— Почему эти портреты для тебя так важны?
— Было время, когда мое окружение говорило: «Куда тебе до такого уровня? Тебя на пушечный выстрел не подпустят», что меня зацепило – почему не получится, почему меня не подпустят? Хотелось доказать обратное, а сейчас остался только интерес: написать человека таким, каким я его вижу, передать состояние души.
— С легкой руки газетчиков тебя стали звать «приазовский Айвазовский». Как ты к этому относишься?
— Прикольно, но я о нем даже не думал, не пытался что-то копировать. Интерес к творчеству Айвазовского, конечно, возник. Я ездил на интерактивные выставки, рассматривал его картины, читал о них – о том, как он мастерски передавал свет на холсте, и зрители заглядывали за картину, чтобы убедиться, что за ней нет горящей свечи.
— Какое состояние моря тебе ближе – штиль или девятый вал?
— Наверное, штормовое. Оно совпадает с моим собственным внутренним состоянием: мне постоянно надо куда-то бежать, что-то доказывать, делать.
— Твое море необычного насыщенного цвета…
— Я пишу в голубом, бирюзовом цвете. Нравится мне такой. На мою выставку как-то пришли врачи, мы разговорились, и они объяснили, что это успокаивающий, умиротворяющий цвет. Меня он притягивает.
— Ты пишешь воду по памяти или с натуры?
— По-разному. На пленэре, по памяти, фантазируя.
— Это всегда обобщенный образ или бывает, что пишешь что-то конкретное?
— Бывает. Я наше кулешовское озеро писал на пленэре, надевал наушники и работал. Потом стало напрягать, потому что стоишь пританцовываешь, а после поворачиваешься – а вокруг народу!
— В «Меценате» на выставке «АЗовАРТ» находится твой триптих «Бегущая по волнам». Как возникла идея девичьего образа?
— В поездке в Абхазию я увидел скульптуру Медеи. Захотелось повторить, но сделать образ более женственным, нежным, без выпирающих мышц. Я нарисовал девушку, а потом сама собой получилась «бегущая по волнам».
— Как ты относишься к реальному морю, вне стен мастерской?
— Классно! Я люблю смотреть на него. Вглядываешься в горизонт – а оно бесконечно, и кажется, что жизнь еще такая длинная. Ты можешь еще чего-то добиться, что-то сделать.
— Не было соблазна бросить работу и зарабатывать только творчеством?
— В последнее время такие мысли посещают. Люди спрашивают, значит интерес есть.
До Никаса я считал, поддавшись стереотипу, что художник должен быть нищим, голодным, как в песне «Миллион алых роз». Теперь же на его примере вижу, что можно быть кем угодно, все реально. От тебя зависит — будешь ли ты популярным и успешным.
— Но живопись — дорогостоящее удовольствие.
— Меня уже ничто не остановит!
— Для тебя самого твои достижения удивительны?
— Я не считаю, что я чего-то достиг. Все впереди. Я хочу не только картины писать, но выходить на сцену и петь песни. Как Юра Шатунов – я мечтал с ним встретиться, познакомиться, но не успел. Пока же меня воспринимают только как художника.
— Почему именно как Юра?
— Мне близки два артиста – Михаил Круг и Юра Шатунов. Как-то во время учебы в колледже меня попросили спеть к 8 марта. Я вышел с песней Круга. Спел. Всем понравилось. Когда во второй раз вышел на сцену уже во Дворце культуры, звукорежиссеры перепутали запись – вместо Круга поставили Шатунова. Я не растерялся – исполнил. И понял, что это интересно, что людям нравится мое исполнение, и мне самому нравится петь.
Шатунов симпатичен мне своей простотой и естественностью. Другие артисты на сцене кривляются, прыгают в перьях, а здесь – футболка, джинсы, простые, но очень душевные, близкие мне слова.
— Ты носишь футболки с изображениями Шатунова, Али, взятых с тобой же выполненных портретов. И это смотрится замечательно. Не возникало идеи попробовать себя в дизайне? В чем-то еще?
— Я их делал даже на кружках. Но только ради интереса и разнообразия.
Азовские авторы использовали мои работы для иллюстрации своих книг. По просьбе Максима Прокофьева я нарисовал обложку для его сборника — портрет.
— Что тебя может вдохновить?
— Песни, стихи и фильмы. Меня, например, зацепила история М. Али. Мне нравились его амбиции, его протест, настрой – добиться успеха несмотря ни на что. И захотелось его запечатлеть. А пейзаж с деревянным мостиком и березами я писал, прослушав песню «Тишины хочу». Импровизировал, глядя на фотографию, найденную в интернете. Мое в ней – мостик, береза, которую я выходил писать в натуры.
— Твои картины говорят, что ты романтик.
— Да. Меня раздражает, что сегодня обесцениваются понятия любви, верности. К ним относятся как к чему-то постыдному. Не верят, что ради любви можно пожертвовать жизнью. Все делается ради статуса, денег. Если они есть, тебя будут любить…
— Сюжет, который ты хотел бы воплотить?
— Написать серию женских портретов. Женская сущность такая же переменчивая, как у моря.
— Водная стихия продолжит главенствовать в твоих картинах?
— Да. Так будет и впредь, потому что море лучше всего передает эмоции. И море интересно писать с девушками. Море – это марина.

Всё для детского праздника!

БЛИЖАЙШИЕ ПРАЗДНИКИ

Сайт газеты «ЧИТАЙ-Теленеделя» ©    
16+
При использовании материалов сайта в электронных источниках информации активная гиперссылка на "ЧИТАЙ-Теленеделя" обязательна.
За содержание рекламных материалов редакция ответственности не несёт.